• 217 лет назад, 7 августа (26 июля) 1803 года, над шлюпами «Надежда» и «Нева» были подняты паруса и первая кругосветная экспедиция под руководством Ивана Фёдоровича Крузенштерна отправилась из Кронштадта навстречу открытиям. Позже были и другие, не менее важные кругосветные плавания, ознакомиться с ходом и результатами которых можно в масштабной коллекции Президентской библиотеки «Русские кругосветные путешествия первой половины XIX века», но всё же главной в истории развития флота России считается именно эта экспедиция, ей в коллекции посвящён специальный раздел.

    Кругосветным путешествием Крузенштерн грезил с юных лет, находясь в плавании почти постоянно. «Не простым наблюдателем-туристом посещал Иван Фёдорович чужие страны; он изучал их экономические условия и собирал все данные для грандиозного проекта… – читаем в книге «Русские мореплаватели, арктические и кругосветные» (1898). – По возвращении в Россию представил он в морское министерство обширный проект кругосветного плавания, заключавший в себе два предмета первостепенной важности. Первое, возвышение русского флота посредством отдалённых плаваний до уровня лучших иностранных флотов; второе – широкое развитие колониальной торговли и выгоднейшее снабжение наших восточных окраин всем необходимым».

    Несмотря на то, что в этом проекте всё было тщательно просчитано, он был отклонён. Только с приходом к власти императора Александра I и сменой руководства Коммерц-коллегии и Морского министерства проектом заинтересовались. Ходатайствовал за реализацию идеи Крузенштерна в том числе глава Российско-Американской компании Николай Петрович Резанов.

    «Случись это… несколько ранее, Крузенштерн счёл бы себя счастливейшим из смертных. Теперь же обстоятельства изменились. Потеряв всякую надежду на осуществление своего проекта, Крузенштерн стал искать утешения в семейной жизни. Встретив девушку по сердцу, он женился. И вдруг неожиданное назначение отрывало его от семейного очага на неопределённое время». Крузенштерн пробовал было отказаться от лестного поручения, но ему объяснили, что «если он не согласится быть сам исполнителем своего проекта, то проект этот будет совсем оставлен. …Крузенштерн решился принести себя в жертву», – читаем в издании «Русские мореплаватели, арктические и кругосветные» (1898).

    В представленном на портале Президентской библиотеки уникальном документе начала XIX века – рукописной «Инструкции главного правления Российско-Американской компании начальнику первой русской кругосветной экспедиции капитан-лейтенанту И. Ф. Крузенштерну» (1803) говорится: «Камергер и обер-секретарь Правительствующего Сената Н. П. Резанов назначен начальником миссии к японскому двору, кроме того, ему переданы все вопросы торговли и устройства „российско-американского края“». Таким образом определялись главные официальные цели экспедиции: доставка грузов в русские владения в Северной Америке и на Камчатке, исследования части Тихого океана близ русских владений, установление торговых отношений с Японией и Китаем.

    Но не коммерческие перспективы влекли Крузенштерна. В электронной копии очерка «Адмирал И. Ф. Крузенштерн. Первый русский плаватель вокруг света» (1873) читаем: «Не этот блестящий логистический план был главной задачей экспедиции. Не с тем снаряжалась экспедиция, чтобы один раз показать мимоходом всему свету русский флаг и сделать несколько открытий, нет, Крузенштерн желал, чтобы предприятие его положило начало кругосветным русским плаваниям; он желал, чтобы русский флот достиг во всех отношениях права занять место в ряду флотов издревле знаменитых морских держав».

    Крузенштерн настоял на том, чтобы команды на кораблях были укомплектованы русскими моряками: «Выбор начальника другого корабля предоставлен был моей воле, – читаем в его трёхтомном труде «Путешествие вокруг света в 1803, 4, 5 и 1806 гг. на кораблях „Надежда“ и „Нева“. Ч. 1» (1809). – Я избрал капитан-лейтенанта Лисянского, отличного морского офицера, служившего со мною вместе во время последней войны в Английском флоте и уже бывшего в Америке и Ост-Индии… Путешествие наше должно было быть продолжительно, и для благополучного окончания оного требовалось общей ревности, всегдашнего единодушия, честных и беспристрастных поступков». Будущий помощник начальника экспедиции и командир «Невы» Юрий Фёдорович Лисянский с радостью принял предложение Крузенштерна: «…весьма был бы щастлив, чтобы с тобою вместе служить…».

    Это было беспримерное для русских моряков путешествие. Экипажи «Надежды» – 58 человек и «Невы» – 47 человек – состояли из матросов-добровольцев, никогда не ходивших так далеко. О том, какие невзгоды переживали участники экспедиции, можно узнать из сборника «Русские кругосветные путешествия. От Крузенштерна до „Седова“» (2014): «Чем дольше длилось плавание, тем скуднее становилась пища. Три раза в неделю ели одну солонину. <…> Через две недели один из матросов поймал дельфина длиной в 3,5 фута. Офицеры купили его, чтобы приготовить к столу». Случались забавные моменты, часть которых описана в книге «Русские мореплаватели, арктические и кругосветные» (1898): «Русские матросы с удивительной лёгкостью переносили перемену температуры и под экватором спрашивали: „Когда же будет жарко?“. Ноября 26-го 1803 года русские суда впервые перешли экватор. У моряков всех стран принято в эту минуту совершать церемонию, известную под названием чествование Нептуна, но русские об этой церемонии знали только понаслышке. Потому они удовольствовались заздравной чашей за Государя Императора, а один из матросов, обладавший даром слова, прицепил себе бороду и, вооружившись трезубцем, сказал приличную случаю речь...»

    В начале марта 1804 года суда, обогнув мыс Горн, вышли в Тихий океан. После перехода к Гавайским островам «Нева» отправилась к берегам Аляски, а «Надежда» – в Петропавловск-Камчатский. Во время плавания Крузенштерн исправлял карты, искал острова, существование которых ставилось под сомнение, занимался съёмкой окрестных берегов.

    8 октября того же года Крузенштерн доставил Резанова в Нагасаки. Отношения руководителя экспедиции и главы Российско-Американской компании, назначенного начальником миссии к японскому двору, были крайне напряжёнными – они общались через записки, руководствуясь каждый своей инструкцией. Это вредило делу, и в результате, после безуспешных переговоров с японским правительством, в апреле 1805 года экспедиция вновь отправилась на Камчатку. Во время плавания Крузенштерн нанёс на карту часть восточного берега Сахалина; провёл гидрологические измерения; описал южные берега Камчатки, быт и нравы местных жителей; собрал и систематически изложил сведения о торговле Японии и Китая. Затем шлюпы прошли Индийский океан и, обогнув Африку, вышли в Атлантический океан. 19 (7) августа 1806 года экспедиция вернулась в Кронштадт, пробыв в плавании 3 года и 12 дней.

    Пути первопроходцев всегда самые трудные. Это подтверждают редчайшие книги и документы, представленные на портале Президентской библиотеки.Помимо уже упомянутых, это оцифрованная Грамота Императора Александра I Императору Японии о желании установить торговые отношения и направления с этой целью в Японию камергера Н. П. Резанова, а также о возвращении на родину 10 японцев, потерпевших кораблекрушение (1803), сочинение Ю. Ф. Лисянского «Путешествие вокруг света в 1803. 4. 5. и 1806 годах, по повелению его Императорскаго Величества Александра Перваго, на корабле Неве…» (1812), «Журнал перваго путешествия россиян во круг земнаго шара…» (1818), альбом «Вокруг света с Крузенштерном» (2005) с уникальными иллюстрациями, сделанными участниками экспедиции, книга «Верь в надежду» (2012), рассказывающая о значении первой кругосветки для современной России, и многие другие материалы.


    Текст: Новости Фрунзенского района Санкт-Петербурга
    Фото: Новости Фрунзенского района Санкт-Петербурга
    Разделы:
31 1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 1 2 3 4